Уважаемые читатели!К вашему вниманию в центральной районной библиотеке есть доступный Wi-Fi!!!

Меню

Электронная библиотека

Бiр ел-бiр кiтап

kz rus

Режим работы

ПН
ВТ
СР
ЧТ
ПТ
09.00 - 18.30
СБ 9.00 - 17.00
ВС ВЫХОДНОЙ
Последний день месяца – санитарный день
Главная » Ресурсы » Новинки книг » Абу Наср аль-Фараби. В 7-ми томах. Книга букв – Алматы:RS; Международный клуб Абая, 2019.- 312 с.,илл.

Абу Наср аль-Фараби, будучи последовате­лем Аристотеля и комментатором его философ­ских трудов, при написании своих трактатов всегда использовал методы своего Учителя, это касалось и названий сочинений, и их структуры, и проблем, рассматриваемых в этих сочинениях, и способов аргументации и доказательства спорных вопросов.Яркой иллюстрацией к сказанному выше является трактат Абу Насра аль-Фараби «Книга букв», комментарий к «Метафизике» Аристо­теля. Так же, как и Аристотель, аль-Фараби при рассмотрении центральной проблемы метафизи­ки вопрос о значении понятий для бытия и для знания подвергает анализу разноречивые мне­ния отдельных античных мыслителей. Делается это, по мнению аль-Фараби, для того, чтобы лучше понять цели исследования метафизики, что влечет за собой необходимость знать воз­зрения древних относительно предмета метафи­зики и все «трудные вопросы», связанные с про­тиворечивыми и противоположными аргумен­тами, а иногда абсолютно ложными во взглядах мыслителей предшествующей Аристотелю эпо­хи. Он так же, как и Аристотель, вникает в суть учений некоторых представителей различных философских школ, цитирует и подвергает анализу проблему бытия в учениях Парменида, Мелисса, Антисфена.«Метафизика» Аристотеля с самого начала и до конца пронизана критикой учения Платона об «идеях». На основе этой критики Стагирит выстраивает свое доказательство относительно бытия как предмета познания, протекающего в понятиях. Аристотель полагает, что само по себе существующее и не зависимое от сознания человека бытие уже содержит в себе это понятие, а если это так, то оно вне всякого сом­нения может быть предметом познания. В качестве доказательного аргумента он вводит такое понятие, как субстанция, которую он связ­ывает с единичным бытием. Последнее рассма­тривается им в соотношении формы и материи, единичного и общего, возможного и действии-тельного и т.д. При этом он считает несосто­ятельным платоновскую трактовку мира чув­ственных вещей как отражение мира «идей». Согласно Платону, чувственные вещи являются лишь отражением мира «идей», а эти «идеи» есть ничто иное, как сверхчувственное бытие, или истинно сущее. Реально существуют не чувственные вещи, а вечные и неизменные «идеи», которые и являют собой истинное знание.